Теломерол – первый российский клинический опыт применения

В настоящее время сформировались новые глобальные медико-социальные и демографические тенденции, связанные с существенным увеличением средней продолжительности жизни современного человека. В этих условиях перед современной медициной также поставлены новые задачи, которые заключаются в обеспечении не столько дальнейшего увеличения продолжительности жизни, сколько в обеспечении продолжительности максимально качественной жизни (качественного доживания) путем ранней профилактики возраст-ассоциированных заболеваний. Вся современная антивозрастная медицина опирается на достижения фундаментальной науки, которая позволила к настоящему времени сформулировать многочисленные теории клеточного старения. Одной из наиболее молодых теорий биологического старения является теломеразная теория, основанная на революционных открытиях фундаментальной науки последних десятилетий. В статье рассматриваются механизмы клеточного старения, связанные с деятельностью теломер хромосом и их ключевого регуляторного фермента – теломеразы. Представлены краткие современные данные о первой синтетической субстанции с теломеразной активностью – циклоастрогеноле и приведены данные о составе и механизмах действия новой комбинированной субстанции с теломеразной активностью – комплексе циклоастрогенола и регуляторных пептидов эпифиза и вилочковой железы (тимуса), которая под торговым лейблом «Теломерол» появилась в 2017 году на российском фармацевтическом рынке. Клинический опыт применения Теломерола в отечественной медицине пока весьма скромный, но он начинает накапливаться, что и послужило основой для предварительного анализа и обсуждения первого клинического российского опыта применения Теломерола в рамках настоящей статьи.

С биологической точки зрения старение — это процесс постепенного нарушения и потери важных функций организма или его частей, в частности способности к размножению и регенерации. Старение человека – это старение его внутренних органов, старение органов в свою очередь – это старение их клеток, а старение клеток – это старение их информационно-наследственной системы в виде молекулы ДНК, которая содержится в ядрах человеческих клеток.

По своей сути смерть человека от старения – это ухудшение до критического уровня всех биохимических механизмов жизнедеятельности миллиарда клеток по причине структурной деградации молекул ДНК.

Старение человека – это более многогранный, сложный и генетически обусловленный процесс. Предотвратить его нельзя, а вот затормозить – полностью реально. Человек становится старым и очень старым только в том случае, если сам себе это позволяет: можно быть старым и в 30–40 лет, а в 90–100 лет – только пожилым. Почему и как мы стареем? Ответы на эти вопросы человечество искало с момента своего зарождения. На сегодняшний день предложено множество теорий старения, выявляются различные патологические процессы, со временем развивающиеся в организме, и активно разрабатываются методы их торможения.

Наиболее популярные современные ТЕОРИИ СТАРЕНИЯ сводятся к следующим:

  1. Теория запрограммированности смерти (старение закодировано в генах, а смерть – своего рода запрограммированное самоубийство).
  2. Теломеразная теория. На конце каждой хромосомы имеется несколько тысяч копий определенных последовательностей ДНК, содержащих по 6 пар оснований и образующих вместе так называемую теломеру. При каждом делении соматической клетки хромосомы теряют около 200 пар оснований. Поэтому продолжительность жизни организма ограничена длиной теломеры.
  3. Мутационная теория объясняет старение накоплением в течение жизни спонтанных мутаций клеток, что ведет к их гибели.
  4. Теория накопления вредных продуктов метаболизма (липофусцин, свободные радикалы) – смерть организма происходит из-за токсического повреждения клеток данными веществами.
  5. Аутоиммунная теория – с возрастом накапливаются аутоиммунные антитела к клеткам организма, что ведет к их гибели.
  6. Теория физиологических сдвигов в эндокринных органах (дизгормональная теория) – с возрастом в эндокринной системе происходят необратимые потери структуры и функции клеток, связанные с дефицитом гормонов, среди которых ключевую роль играет дефицит половых гормонов.

Многообразие существующих теорий биологического старения позволяет сделать однозначный вывод о том, что все известные механизмы клеточного и системного старения тесно связаны между собой и, очевидно, какого-то одного ключевого механизма старения все-таки не существует. Тем не менее, в настоящее время хорошо известны универсальные механизмы клеточного старения (возрастной гормональный дисбаланс, окислительный стресс, митохондриальная дисфункция, укорочение длины теломер хромосом, нестабильность генетического материала клетки, ускорение клеточного апоптоза на фоне современных негативных эпигенетических влияний – вот, очевидно, основные звенья возрастной биологии, своеобразного «смертельного цикла», в рамках которого синергическое взаимодействие и взаимное отягощение указанных факторов приводит к старению и последующей смерти клетки и организма на любом из этих этапов (Рис. 1.)

 

Рис. 1. Ключевые факторы биологического старения

 

Теломеразная теория старения. На сегодняшний день наибольший резонанс в научном сообществе имеет генетическая теория теломер (теломеразная теория старения). В 1961 году американский геронтолог Л. Хейфлик путем несложных опытов определил, что фибробласты кожи могут делиться вне организма около 50 раз. Хейфлик попробовал заморозить фибробласты после 20 делений, а потом через год разморозил. И они делились в среднем еще 30 раз, то есть до своего предела. Это максимальное количество делений для определенной клетки было названо «пределом Хейфлика». Конечно, различные клетки имеют свои «пределы Хейфлика» и конечное количество делений. Некоторые клетки нашего организма, например стволовые, половые клетки, а также раковые клетки могут делиться неограниченное количество раз. Однако, долгое время оставалось неясным, почему ДНК в составе хромосом стабильна, а обломки без концевых последовательностей подвержены перестройкам. Исследования Пауля Германа Мюллера (лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1946 года) и Барбары Мак-Клинток (лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1983 года) в начале 1940-х годов показали, что концевые участки защищают хромосомы от перестроек и разрывов. Мюллер назвал эти особые участки теломерами — от двух греческих слов: telos — конец и meros — участок. Но что представляют собой эти участки и какую функцию они выполняют в клетке, учёные тогда ещё не знали.

В 1975 году Элизабет Блэкбёрн в лаборатории Джозефа Гала в Йельском университете, изучая внехромосомные молекулы ДНК инфузории, обнаружила, что концевые участки этих молекул содержат тандемные повторяющиеся последовательности, состоящие из шести нуклеотидов: на каждом конце таких повторов было от 20 до 70. В дальнейших экспериментах Блэкбёрн и Шостак добавили в дрожжи молекулы ДНК с присоединёнными к ним повторами из инфузории и обнаружили, что молекулы ДНК стали стабильнее. В 1982 году в совместной публикации они предположили, что эти повторяющиеся последовательности нуклеотидов и есть теломеры. Их догадка подтвердилась. Теперь уже точно известно, что теломеры состоят из повторяющихся нуклеотидных участков и набора специальных белков, особым образом организующих эти участки в пространстве. Теломерные повторы — весьма консервативные последовательности, например, повторы всех позвоночных состоят из шести нуклеотидов — TTAGGG, повторы всех насекомых из пяти — TTAGG, повторы большинства растений из семи — TTTAGGG.

Благодаря наличию в теломерах устойчивых повторов клеточная система репарации не путает теломерный участок со случайным разрывом. Таким путём обеспечивается стабильность хромосом: конец одной хромосомы не может соединиться с разрывом другой. Теломеры — повторяющиеся последовательности нуклеотидов TTAGGG, расположенные на концах хромосом, которые не несут генетической информации. Каждая клетка нашего организма содержит 92 теломеры, которые играют важную роль в процессе деления клетки — обеспечивают стабильность генома, защищают хромосомы в процессе репликации от деградации и слияния, обеспечивают структурную целостность окончаний хромосом и защищают клетки от мутаций, старения и смерти.

Длина теломерной ДНК человека составляет около 15 000 пар оснований (базовых пар, ВР). При каждом делении клетки теломеры становятся на 200-300 ВР короче. При достижении границы 3 000 – 5 000 BP длина теломер становится критически короткой — клетки уже не могут больше делиться. Они стареют, либо умирают. С возрастом длина теломер соматических клеток человека уменьшается (Рис.2.).

 

Рис.2. Возрастная динамика длины теломер человека

 

Теломерные повторы не просто стабилизируют хромосомы, они выполняют ещё одну важную функцию. Как известно, воспроизведение генетического материала от поколения к поколению происходит за счёт удвоения молекул ДНК с помощью специального фермента (ДНК-полимеразы). Этот процесс называется репликацией. Проблему «концевой репликации» ещё в 1970-х годах независимо сформулировали Алексей Матвеевич Оловников и нобелевский лауреат Джеймс Уотсон. Она заключается в том, что ДНК-полимераза неспособна полностью скопировать концевые участки линейных молекул ДНК, она лишь наращивает уже имеющуюся полинуклеотидную нить. Откуда же берётся начальный участок? Специальный фермент синтезирует небольшую РНК-«затравку». Её размер (<20 нуклеотидов) невелик по сравнению с размером всей цепи ДНК. Впоследствии РНК-«затравка» удаляется специальным ферментом, а образовавшаяся при этом брешь заделывается ДНК-полимеразой. Удаление крайних РНК-«затравок» приводит к тому, что «дочерние» молекулы ДНК оказываются короче «материнских». То есть теоретически при каждом цикле деления клеток должна происходить потеря генетической информации. Но так происходит далеко не во всех клеточных популяциях. Чтобы клетки не растеряли при делении часть генетического материала, теломерные повторы обладают способностью восстанавливать свою длину. В этом и заключается суть процесса «концевой репликации». Но учёные не сразу поняли, каким образом наращиваются концевые последовательности. Было предложено несколько различных моделей. Русский учёный А.М. Оловников предположил существование специального фермента (теломеразы), наращивающего теломерные повторы и тем самым поддерживающего длину теломер постоянной. В середине 1980-х годов в лабораторию Блэкбёрн пришла работать Кэрол Грейдер, и именно она обнаружила, что в клеточных экстрактах инфузории происходит присоединение теломерных повторов к синтетической теломероподобной «затравке». Очевидно, в экстракте содержался какой-то белок, способствовавший наращиванию теломер. Так блестяще подтвердилась догадка Оловникова и был открыт фермент теломераза. Кроме того, Грейдер и Блэкбёрн определили, что в состав теломеразы входят белковая молекула, которая, собственно, осуществляет синтез теломер, и молекула РНК, служащая матрицей для их синтеза. Теломераза решает проблему «концевой репликации»: синтезирует повторы и поддерживает длину теломер. В отсутствие теломеразы с каждым клеточным делением теломеры становятся короче и короче, и в какой-то момент теломерный комплекс разрушается, что служит сигналом к программируемой гибели клетки. То есть длина теломер определяет, какое количество делений клетка может совершить до своей естественной гибели (Рис. 3.).

 

Рис. 3. Механизм действия теломеразы

 

На самом деле у разных клеток могут быть разные сроки жизни. В эмбриональных стволовых клеточных линиях теломераза очень активна, поэтому длина теломер поддерживается на постоянном уровне. Вот почему эмбриональные клетки — «вечно молодые» и способны к неограниченному размножению. В обычных стволовых клетках активность теломеразы ниже, поэтому укорачивание теломер скомпенсировано лишь отчасти. В соматических клетках теломераза вовсе не работает, поэтому теломеры укорачиваются с каждым клеточным циклом. Укорочение теломер приводит к достижению предела Хайфлика — к переходу клеток в состояние сенессенса. После этого наступает массовая клеточная смерть. Уцелевшие клетки перерождаются в раковые (как правило, в этом процессе задействована теломераза). Раковые клетки способны к неограниченному делению и поддержанию длины теломер. Наличие теломеразной активности в тех соматических клетках, где она обычно не проявляется, может быть маркёром злокачественной опухоли и индикатором неблагоприятного прогноза. Так, если активность теломеразы появляется в самом начале лимфогранулематоза, то можно говорить об онкологии. При раке шейки матки теломеразаактивна уже на первой стадии. Мутации в генах, кодирующих компоненты теломеразы или других белков, участвующих в поддержании длины теломер, являются причиной наследственной гипопластической анемии (нарушения кроветворения, связанные с истощением костного мозга) и врождённого Х-сцеплённого дискератоза (тяжёлое наследственное заболевание, сопровождающееся умственной отсталостью, глухотой, неправильным развитием слёзных каналов, дистрофией ногтей, различными дефектами кожи, развитием опухолей, нарушениями иммунитета и др.) (Рис. 4.).

 

Рис.4. Теломеразная регуляция клеточного жизненного цикла

 

Вместе с тем, скорость укорочения длины теломер хромосом рассматривается многими исследователями как один из наиболее точных маркеров скорости клеточного старения, которое проявляется всем спектром возраст-ассоциированных заболеваний и патологических состояний (Рис. 5.).

 

Рис. 5. Возраст-ассоциированные заболевании и патологические состояния, ассоциированные с ускоренным укорочением теломер

 

Активаторы теломеразы – новое направление в эпигенетической терапии XXI века. Образ и стиль жизни – это ключ, который открывает дверь к изменению генов в новом тысячелетии. Интенсивные исследования теломеразной активности различных природных субстанций, проведенные за последние 5 лет, позволили путем эмпирического скрининга получить, искусственно синтезировать и вывести на фармацевтический рынок первый активатор теломеразы на основе циклоастрогенола – экстракта корня перепончатого астрагала (Astragalus membranaceus) чистотой 98%, полученного методом многоступенчатой очистки и последующей концентрации одного из 2000 компонентов, обнаруженных в корнях данного растения. Перепончатый астрагал имеет давнюю историю применения в китайской и тибетской медицине. В России он тоже произрастает в Западной Сибири и на Дальнем Востоке.

Несмотря на то, что доказательная база эффективности и безопасности данного циклоастрогенола находится пока в стадии своего формирования, поскольку он был синтезирован сравнительно недавно, имеющиеся результаты клинико-экспериментальных исследований свидетельствуют о наличии у него доказанного дозозависимого эффекта активации теломеразы за счет усиления экспрессии гена hTERT – одного из ключевых молекулярных регуляторов активности данного фермента, что сопровождалось увеличением длины теломер в неонатальных кератиноцитах и фибробластах человека.

Согласно имеющимся данным, циклоастрогенол (ТА-65) увеличивает среднюю длину теломер, уменьшает долю критически коротких теломер и повреждений ДНК в фибробластах мыши, но не повышает теломеразную активность и не удлиняет теломеры в фибробластах мышей с нокаутом гена hTERT. У мышей, получавших ТА-65, улучшалось состояние кожи и костей, возросла толерантность к глюкозе, но частота злокачественных заболеваний при этом не возрастала. У людей, принимавших ТА-65 (10–50 мг ежедневно в течение 3–6 месяцев) и наблюдавшихся в течение года, улучшались показатели иммунной системы: уменьшалось количество стареющих цитотоксических (CD8+/CD28–) T-лимфоцитов и натуральных киллерных клеток, значительно уменьшалось количество клеток с короткими теломерами, хотя средняя длина теломер не изменилась.

Таким образом, циклоастрогенол позволяет замедлить скорость укорочения теломер за счет активации ключевого гена hTERT экспрессии данного фермента в клетке (гена hTERT). Исследования последних лет показали, что теломеразная активность действительно зависит от количества фермента в клетке, что во многом определяется уровнем экспрессии не менее двух генов, прежде всего, генов коровых субъединиц теломеразы (hTERT и hTR), представленных в геноме человека только одной копией. При этом разнообразные проявления активности теломеразы зависят, в первую очередь, от экспрессии именно гена hTERT, на который и оказывает активирующее влияние циклоастрогенол.

В дальнейшем были выявлены различные клеточные факторы транскрипции, регулирующие экспрессию гена hTERT. Так, опухолевый супрессор WT1 (взаимодействует с промотором гена hTERT), фактор CTCF (взаимодействует с экзонами 1 и 2 гена hTERT), метилирование ДНК в области кор-промотора hTERT и некоторые другие факторы способны резко угнетать активность теломеразы. Напротив, активирующее влияние на теломеразу оказывают киназа Akt (фосфорилирование повышает активность теломеразы), белок TCAB1 (осуществляет перенос РНК-компонента теломеразы в ядро), белок TPP1 (предположительно участвует в доставке теломеразы к теломерам и увеличивает процессивность теломеразы) и ER (рецептор эстрогенов) α и β.

В последнее время установлено, что некоторые растительные субстанции также обладают способностью стимулировать теломеразную активность (ауксин, содержащий индолилуксусную кислоту), генистеин (изофлавон-фитоэстроген, выделенный из сои, лугового клевера и других растений, дозозависимо регулирует активность теломеразы), а также росвератрол, которым богат красный виноград и ряд других растений (он относится к фенолам-фитоалексинам и влияет на посттрансляционную модификацию и локализацию теломеразы, ингибирует фермент в опухолевых клетках и увеличивает его активность в предшественниках эпителиальных и эндотелиальных клеток).

Активирующим эффектом в отношении теломеразы обладают также регуляторные пептиды (например, комплексы пептидов эпифиза (эпиталон), тимуса и ряд других).

Теломерол — новое слово в антивозрастной медицине XXI<века. В начале 2017 года на российском рынке появился уникальный препарат «Теломерол», разработанный на основе фундаментальных исследований в области клеточной биологии и новейших разработок мировой фармакологии. В его состав входит уже широко известная молекула циклоастрогенола, а также пептидные комплексы Эпивиаль и Тимовиаль. Таким образом, Теломерол состоит из уникальных компонентов, оказывающих двойной синергический эффект в отношении активности теломеразы (циклоастрогенол и пептидные комплексы повышает экспрессию гена hTERT теломеразы, при этом вторые усиливают стимулирующий эффект первого).

Пептиды – это семейство веществ, молекулы которых построены из двух и более остатков аминокислот, соединённых в цепь пептидными (амидными) связями. Данные пептидные комплексы, являются короткими белками, которые наш организм должен получать извне (с приемом пищи) для полноценной работы и функционирования всех систем. Механизм действия пептидов следующий: короткие пептиды проникают в клетку через цитоплазматическую и ядерную мембраны, участвуют в активации отдельных генов, в частности, активируют молекулу теломеразы. Пептиды увеличивают содержание эухроматина в ядре клетки, большее число генов становится доступным для транскрипции, транскрипция происходит интенсивно и синтез белка увеличивается. Взаимодействие пептидов с блоками нуклеотидов приводит к реактивации теломеразного промоутера в соматических клетках, которая инициирует внутриклеточный синтез теломеразы, удлиняет теломеры, тем самым влияя на продолжительность и качество жизни. Короткие пептиды не проявляют иммуногенности и являются тканеспецифичными.

Пептидный комплекс Эпивиаль содержит в качестве активных компонентов пептиды ASP-GLU-GLU, LYS-ASP-GLU, ALA-ASP-GLU-LEU в терапевтически эффективных количествах.

Эпифиз – особая железа в нашем организме, влияющая на скорость старения всего организма. Эпифиз регулирует деятельность всех желез внутренней секреции, вырабатывающих гормоны. Мелатонин – основной гормон эпифиза – оказывает антиоксидантное, адаптогенное и снотворное действие, регулирует цикл сон–бодрствование, положительно влияет на функции мозга, адаптирует организм к быстрой смене часовых поясов, снижает реакции на стресс и выполняет целый ряд других важных физиологических функций.

Пептидный комплекс Эпивиаль вырабатывается из 6 аминокислот: L-аланина, L- глутаминовой кислоты, глицина, L-аспарагиновой кислоты, L-лизина, L-лейцина.

Аланин – аминокислота, которая используется в качестве «стройматериала» для карнозина, а он, как известно, может усилить выносливость и предотвратить быстрое старение. Основные запасы карнозина концентрируются в скелетных мышцах, частично в клетках головного мозга и сердца. По своей структуре карнозин представляет собой дипептид – две аминокислоты (аланин и гистидин) связанные между собой. В разной концентрации он присутствует практически во всех клетках организма.

Одна из ключевых функций карнозина – поддержание кислотно-щелочного равновесия в организме. Но помимо этого, он обладает нейропротекторными, антивозрастными, антиоксидантными свойствами, является мощным хелатором (предотвращает избыточное накопление ионов металлов, которые могут повредить клетки). Также карнозин может повышать чувствительность мышц к кальцию и делать их стойкими перед тяжелыми физическими нагрузками. Кроме того, данная аминокислота способна избавлять от раздражительности и нервозности, ослаблять головные боли.

Уникальность глутаминовой и аспарагиновой кислоты состоит в том, что они играют интегрирующую роль в азотном обмене, так как все заменимые аминокислоты вначале должны превратиться в глутаминовую и аспарагиновую кислоты. Ведущая роль в процессе перераспределения азота принадлежит глутаминовой кислоте. Глутаминовая кислота составляет 25% от общего количества всех (заменимых и незаменимых) аминокислот в организме. Хотя глутаминовая кислота и считается классической заменимой аминокислотой, в последние годы выяснено, что для отдельных тканей человеческого организма глутаминовая кислота является незаменимой и ничем другим (никакой другой аминокислотой) не может быть восполнима. В организме существует своеобразный «фонд» глутаминовой кислоты. Глутаминовая кислота расходуется в первую очередь там, где она нужнее всего.

Аспарагиновая кислота не имеет в организме такого большого удельного веса, как глутаминовая. Помимо перераспределения азота в организме, наряду с глутаминовой кислотой, аспарагиновая кислота принимает участие в обезвреживании аммиака.
Во-первых, аспарагиновая кислота способна присоединять к себе токсичную молекулу аммиака, превращаясь в нетоксичный аспарагин. И, во-вторых, аспарагиновая кислота способствует превращению аммиака в нетоксичную мочевину, которая выводится затем из организма.

Лизин – незаменимая, то есть не синтезируемая организмом самостоятельно, аминокислота, входящая в состав практически каждого белка в теле человека. Это значит, что она постоянно должна поступать в организм человека с пищей, так как сам он её синтезировать не может. Лизин входит в состав практически всех белков, необходим организму человека для нормального роста, производства гормонов, антител, ферментов, а также для восстановления тканей. Эта аминокислота оказывает противовирусное действие, особенно в отношении вирусов, вызывающих герпес и острые респираторные инфекции.

Лейцин – незаменимая алифатическая аминокислота с разветвленной цепью. Входит в состав всех природных белков. Применяется для лечения различных заболеваний и имеет существенное влияние на общее состояние организма. Лейцин берет под защиту наши клетки и мышцы, оберегает их от распада и старения. Способствует регенерации мышечной и костной ткани после повреждений, участвует в обеспечении азотистого баланса и понижает уровень сахара в крови. Лейцин укрепляет и восстанавливает иммунную систему, участвует в кроветворении и необходим для синтеза гемоглобина, нормальной работы печени и стимуляции выработки гормонов роста. Нельзя не отметить и то, что эта незаменимая аминокислота положительно влияет на ЦНС, так как обладает стимулирующим эффектом. Лейцин предотвращает избыток серотонина и его последствия. А также лейцин способен сжигать жиры, что немаловажно для людей страдающих избыточным весом.

И, наконец, глицин, который не нуждается в представлении, так как достаточно и широко известен. Глицин – это простейшая алифатическая аминокислота, единственная, не имеющая оптических изомеров. Глицин, улучшает умственные и физические способности. Таким образом, пептидный комплекс Эпивиаль является уникальным и необходимым источников пептидов для организма каждого человека. Особое место пептидный комплекс занимает в профилактике заболеваний и активации естественного иммунитета организма. Пептидный комплекс Тимовиаль – это синтетический зеркальный аналог натурального пептидного экстракта тимуса. Получают его путем твердофазного синтеза дипептида Lys-Glu из двух аминокислот – D-глутаминовой кислоты и D-лизина. Тимус – мощный иммунный орган, формирующий иммунные клетки, обеспечивая устойчивую взаимосвязь иммунитета и высокой продолжительности жизни. В эксперименте было установлено, что дипептид Lys-Glu обладает иммуномодулирующей активностью.

Теломерол – первый российский клинический опыт применения в управлении скоростью старения теломер.

Сегодня в России есть возможность сделать анализ крови и измерить длину теломер. Лаборатория «Архимед» делает тест, который позволяет оценить среднюю длину теломер клеток лейкоцитарной фракции периферической крови методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) (Рис. 6.).

 

Рис.6. Пример оформления анализа периферической крови для измерения длины теломер лейкоцитов периферической крови

 

Результат представляется как индекс теломера (T/S или т.н.о. (тысяч нуклеотидных повторов)) и сравнивается с индексами исследуемой популяции в одном возрастном диапазоне. Вычисляемый индекс представляет собой среднюю длину теломер, индекс эволюционирует, изменяется с течением времени и возрастом человека. Как следствие, высокий индекс теломеры, является сигнатурой молодых клеток, тогда как низкий индекс теломеры, представляет собой стареющие клетки.

Гендерное и географическое происхождение человека, являются одними из основных факторов, влияющих на длину его теломер. Также на длину теломер оказывают значительное влияние оксидативный стресс, индекс массы тела, потребление алкоголя и табака, низкая физическая активность и неправильное питание. Возраст и наследственность являются важными факторами, влияющими на длину теломер, но все-таки основными факторами являются образ жизни и окружающая среда.

Наблюдение за динамикой индекса теломер является на сегодняшний день частью глобальной диагностики пациента, которая складывается в 4 основных фактора: прогноз, профилактика, персонализация, участие.

В современной медицине длина теломер рассматривается как показатель глобального биологического старения или специфического старения отдельных систем. Именно поэтому длину теломер можно и необходимо соотносить с патологиями, которые связаны со старением человека.

Новая технология в исследовании длины теломер и применение инновационного препарата «Теломерол» являются бесценными инструментами в Вашей ежедневной, медицинской практике и вот почему: легко оценить биологический возраст пациента и составить прогноз; диагностика сердечно-сосудистых заболеваний, таких как: атеросклероз, гипертония, ожирение, сахарный диабет; применение в лечении хронических заболеваний; диагностика индивидуального риска развития нарушения обмена веществ;применение при лечении бесплодия: нарушение гаметогенеза, нарушение ядерной реакции сперматозоидов, нарушение частоты анеуплодии, повышение репродуктивного возраста, как у мужчин, так и у женщин; стволовые клетки: оценка их качественного контроля и характеристик; применение при лечении ожирения: формирование индивидуальной диеты и питания для пациента; короткие теломеры, показывают на вероятность развития онкоклеток у пациента; управление возрастом, процессом старения Вашего пациента: функциональная медицина, персонализированная медицина, профилактическая медицина. Теломерол оказывает индивидуальный эффект на каждого пациента, так как восстанавливаются в организме в первую очередь критически короткие теломеры, именно поэтому эффект Вы и Ваш пациент будете видеть со стороны тех органов и систем, которые находятся в худшем состоянии.

Клиника профессора Калинченко в Москве, пожалуй, одной из самых первых в России стала широко применять в своей клинической практике определение длины теломер у пациентов с возраст-ассоциированными заболеваниями (с 2014 года) и назначать сначала циклоастрогенол (ТА-65), а сегодня – Теломерол. Собственный 4-летний опыт работы в данном направлении антивозрастной медицины, основанный на обследовании и лечении более 120 пациентов с применением активаторов теломеразы, позволяет сделать некоторые предварительные выводы относительно места данных препаратов в комплексной Anti-Ageing Medicine патогенетической anti-age медицине.

Прежде всего, следует применять принцип рациональной обоснованности назначения данных препаратов, основанный на обязательной предварительной лабораторной диагностике активности теломеразы, отражением которой является длина теломер хромосом лейкоцитов периферической крови. Это и понятно, так как при исходно неизвестной активности фермента результаты терапии активаторами теломеразы могут оказаться весьма непредсказуемыми. Все пациенты разные, что делает их таковыми различный уровень метаболизма, различные особенности гормонально-метаболического фона и показателей гомеостаза организма и т.д., иными словами, терапия активаторами теломеразы должна носить фенотипический, пациент-таргетированный характер, и если скорость биологического старения, оцененная по длине теломер, у пациента соответствует возрасту, то очевидно, что назначение активаторов теломеразы целесообразно рекомендовать пациенту для профилактики возраст ассоциированных и простудных заболеваний, для поддержания хорошего самочувствия и внешнего вида, регулирования ссистемы сон-бодрствование и в период умственных нагрузок и стресса. Иными словами, активаторы теломеразы не являются «универсальным эликсиром молодости», но безусловно занимают основное место в современной концепции перехода человека от HOMO SAPIENS в HOMO LONGEVUS, когда человек в зрелые годы полностью сохраняет умственную и физическую активность, бодрость.

По нашему мнению, основным показанием для обсуждения дополнительного к проводимой фармакотерапии назначения активаторов теломеразы является несоответствие биологического и паспортного возраста пациента, выявленное на основании лабораторного теста скорости старения теломер в сочетании с субъективной и/или объективной недостаточностью эффекта от ранее назначенной и проводимой патогенетической терапии.

С другой стороны, при выявлении лабораторных признаков снижения активности теломеразы (быстрое, не соответствующее биологическому возрасту, укорочение теломер) дополнительное назначение активаторов теломеразы является целесообразным и патогенетически обоснованным компонентом комплексной anti-age терапии. По данным собственных наблюдений, назначениее Теломерола позволяет приостановить процессы ускоренного биологического старения, достоверно удлиняя теломеры уже к концу первого месяца лечения в среднем на 10–20%. Наш клинический опыт применения активаторов теломеразы, основывается на применении этих препаратов, как в монотерапии, так и в составе лечебно-профилактической концепции «Квартет Здоровья». Препараты показали практически равнозначную эффективность, но так как лечебно-профилактическая концепция «Квартета Здоровья» направлена на комплексную терапию всего организма, здесь активаторы теломеразы все-таки показали наиболее ярко-выраженную эффективность. Это совершенно логично, так как все компоненты «Квартета здоровья» (половые гормоны, витамин D, Омега-3 ПНЖК и антиоксиданты) являются по сути непрямыми активаторами теломер, поэтому терапевтическая эффективность комбинации «Квартет здоровья»+Теломерол» существенно превосходит эффективность монотерапии каждым из них по отдельности в среднем на 20–30%. Уже в течение первых месяцев терапии большинство пациентов отмечают значительное улучшение настроения, восстановление циркадного ритма, улучшение общего самочувствия, даже ощущение внутренней гармонии. Безусловно, клиническое применение Теломерола в России только началось, поэтому данные доказательных исследований не так велики, но уже существуют, поэтому сегодня мы говорим о его эффективности и безопасностиСовершенно очевидно, что для того, чтобы клиническая база применения стала более обширной, все мы должны активно применять все доступные сегодня фармакотерапевтические опции для обеспечения продолжительности качественной жизни наших родных, близких и пациентов, а активаторы теломеразы сегодня являют собой яркий пример того, как одна из самых доказательных на сегодняшний день фундаментальных теорий клеточного старения (теломеразная теория) уже реализуется в повседневной клинической практике врачей самых разных специальностей.

Заключение. Современные болезни XXI века, увы, которым подвержены все жители мегаполиса, мешают человеку жить долго и качественно. Ревизия медицины, к которой призывал Залманов А.С. еще в 1963 году в своей революционной по тому времени книге «Тайная мудрость человеческого тела», сегодня тем более назрела. Сегодня врач каждой специальности должен ориентироваться в новом понятии «антивозрастная медицина», как каждый врач XX века ориентировался в ставших не столь актуальными в XXI веке инфекционных заболеваниях. У всех пациентов с любой возраст-ассоциированной патологией aprioir имеется окислительный стресс, поэтому применение эффективных и безопасных при длительном приеме антиоксидантов должно стать клинической нормой и носить характер постоянного пожизненного приема, так как с возрастом интенсивность окислительного стресса и его негативных метаболических последствий только усиливаются. С учетом ухудшающихся показателей всех сторон здоровья современного человека в XXI веке прерогативой клинической медицины становится ранняя диагностика и своевременная коррекция всех патологических процессов, ускоряющих клеточное и системное старение, среди которых ключевыми являются возрастные гормональные дефициты/дисбалансы и окислительный стресс, приводящие к более быстрому укорочению теломер клеток, что в совокупности предопределяет ускорение клеточного и системного старения и омоложение большинства возраст-ассоциированных заболеваний. Однако, этот процесс в умелых руках может быть довольно легко управляемым, тем более, что для патогенетического фармакотерапевтического управления и профилактики ускоренного старения и возраст-ассоциированной патологии уже сегодня есть уникальные и эффективные препараты с мощными патогенетическими anti-age эффектами, среди которых синтетические активаторы теломеразы (циклоастрогенол и регуляторные пептиды) очень скоро могут занять свое достойное место в арсенале современного врача. Главное в данном случае – искусство врача умело и по показаниям их применить, чтобы каждый нашел «своего» пациента.

БАД, не является лекарственным средством. Перед применением необходимо проконсультироваться со специалистом.